Экология без затрат. Глава 2

Как я НЕ стал экологом

Решив бороться за экологию, я должен был определиться с врагом. Какая борьба без врага.

Из истории известно, что человечество и раньше особо не жаловало природу. Подсечно-огневое земледелие, антиэкологичные города, разрушительные войны – всё это было и в древние, и в средние века. Но природа всё же успевала восстановиться.

Однако после индустриальной революции XIX века уничтожение природы набрало такой чудовищный темп, что восстановительных ресурсов природы оказалось недостаточно. Мы открыли нефть и получили доступ к колоссальным запасам энергии, но вместо того, чтобы направить эту энергию на разумные цели, мы устремили её на разрушение природы.

Вы ведь в курсе, что производство делает из сырья различные полезные вещи. Сырьё, как правило, берётся из природы, а полезные вещи, отслужив, торжественно направляются прямиком на свалку. Таким образом, с точки зрения планеты Земля, человечество на ней занято единственным глобальным процессом – выдирает из живой природы её куски и производит из них ядовитые свалки. Мы – эксклюзивные производители мусора среди всех живых существ на Земле.

Чем мощнее становится экономика, тем дешевле она производит вещи, и тем быстрее идёт превращение природы в свалку. Виноваты в столь чудовищном разгуле, разумеется, негодяи капиталисты.

Истинный эколог видит в Природе источник жизни, и стремится сберечь каждое звено в мудром устройстве экосистемы. Истинный капиталист видит в природе источник сырья, и стремится переработать сырьё в готовую продукцию, товары и, как конечный результат – деньги.

Для капиталиста забота об экологии – это расходы и упущенная выгода, поэтому для истинного капиталиста любой эколог – личный враг. Враги пикетируют строительство выгодной автодороги, требуют потратиться на очистные сооружения, и совершенно не желают жить рядом с мусоросжигательным заводом.

Враги-экологи стоят между капиталистом и прибылью, а капиталисты очень этого не любят, знаете ли, а потому используют для борьбы с врагами любые способы. Как говаривал один король «на войне все средства хороши». Можно подкупить проверяющего инспектора, подделать результаты экспертизы, припугнуть активистов, а в особо сложных случаях – притвориться «своим» и внедриться к экологам.

«Если нельзя прекратить опасный процесс, то необходимо его возглавить» - этому правилу давно следуют самые успешные капиталисты. Гиганты ГМО заведуют фондами натуральных семян, а табачные корпорации оплачивают объективные исследования о вреде табака.

Кстати, в курсе ли вы, что акция «Мы не продаём сигареты детям» на самом деле призвана мотивировать подростков курить, спекулируя на их желании поскорее стать взрослыми (если ты куришь, то ты, дескать, взрослый, а если нет – ты ещё ребёнок). Ничего удивительного, ведь эту акцию продумывали технологи табачных компаний.

Кроме того, шансы экологов против капиталистов заведомо неравны.

Во-первых, сберечь куда труднее, чем разрушить. Давайте построим замок из песка и поиграем. Я буду пытаться разломать постройку, а вы станете её охранять. Скорее всего, вы отобьете две, три или даже сто моих попыток, но рано или поздно уснёте или покушать отойдёте, а я буду тут как тут. Теория вероятности будет в мою пользу, количество попыток ведь не ограничено.

Так и капиталисты могут предпринять неограниченное количество бросков, каждый из которых экологи должны отбивать без осечки. Экологи могут выиграть битву, но не войну. Несмышлёное капиталистическое чудище тянет лапы к нашему общему дому, а экологи могут лишь бесконечно щёлкать его по пальцам.

Во-вторых, капиталист от своей деятельности получает вполне ощутимую прибыль. Он, возможно, тоже догадывается, что его тело не умеет выживать без кислорода и пресной воды (есть среди капиталистов такие прозорливые, представьте себе). Однако доход от работающего завода можно посчитать и положить в собственный карман, а доходы от спасённой природы ни посчитать, ни присвоить нельзя. - Нет цифр, нет и разговора, - как любит повторять один мой знакомый капиталист.

Капиталист за свою борьбу получит прибыль. Экологи за свою борьбу получат моральное удовлетворение (некоторые, правда, умудряются сшибать политические дивиденды, но речь сейчас не о них).

Получается, что экологи трудятся ради всех людей и бесплатно, а капиталист работает для себя любимого и за деньги. Чтобы не мучила совесть, часть прибыли можно отстегнуть в какой-нибудь экологический фонд, пусть спасают далёких галапагосских черепах, но мой заводик не трогают.

Бороться на неравных условиях я не люблю. Поэтому бросать работу и подаваться в экологи-волонтёры я не стал.

К счастью, есть другой способ позаботиться о природе. К тому же, он заставит любого капиталиста вертеться перед вами, как уж на сковородке.

Игла Кащея

В естественной среде капиталисты обитают в рыночной экономике. В плановой экономике они встречаются реже, ибо хуже кушают и размножаются. Про плановую экономику мы позже обязательно вспомним.

Так вот, рыночная экономика предлагает нам ещё один занимательный парадокс. Если три единомышленника намерились распить бутылочку, то их личные интересы полностью совпадают с задачей их консорциума. Но если миллионы граждан объединились в рыночную экономику, то их личные интересы не только не совпадают с макроэкономическими, но и начинают им прямо противоречить.

Основное противоречие, разумеется, в потреблении.

Для индивидуального потребителя, а также для домохозяйства, личное потребление – это расходы. Для экономики потребление граждан – это доходы. Потребителю выгодно потратить меньше, а экономике выгодно, чтобы потребители потратили больше. Например, человеку невыгодно переедать. Сначала за лишнюю еду он переплачивает деньги, которые мог бы сэкономить. Затем он неизменно набирает лишний вес, и начинает тратиться на борьбу за стройность. Как правило, вместо стройности приходят болезни, а за лечение опять же приходится платить.

Для рыночной экономики это очень выгодно. Она зарабатывает, продав вам лишнюю еду, услуги диетологов, снадобья для похудения, а затем кучу лекарств от снадобий для похудения. ВВП растёт, все счастливы.

Другой пример. Человеку невыгодно курить, а табачной компании выгодно, чтобы он курил и ежедневно бежал за очередной папироской. Далее на несчастном курильщике заработают стоматологи, спасающие белизну его зубов, косметологи, омолаживающие пожелтевшую и состаренную кожу, аптеки, продающие средства от кашля, и даже гробовщик раньше времени получит желанный заказ. К тому же, пенсионный фонд при этом здорово сэкономит.

Вам, допустим, не нужен телефон с очередной цифрой на корпусе, у вас ещё телефон с предыдущей цифрой не закончился. А вот китайским заводам и их американским хозяевам очень нужно, чтобы вы потратились. Поэтому из телевизора скажут «кто не купил, тот лох», и послушные «не лохи» выстроятся в очередь на предзаказ.

Мы ещё рассмотрим немало примеров, но сейчас о главном.

Раньше я предполагал, что капиталистические корпорации - это корпорации монстров. Ими владеют хищные инопланетяне-заговорщики, у станков стоят орки из глубин Мордора, а демоны преисподней караулят входы и выходы. Теперь я точно знаю, что дело обстоит именно так (шутка). Однако трудится вся эта братия ради самых обычных людей. А взамен, разумеется, жаждет людской крови, ну и денег ещё.

Чтобы покупатели тратили всё больше и больше, над рядовым потребителем проводится куча обрядов, позволяющих затуманить сознание и заставить вожделеть ненужные вещи. Это не только реклама, но и формирование имиджа успешности, на красивых картинках которого преуспевший индивидуум испытывает счастье в окружении изысканных вещей.

Что примечательно, интересы капиталистов и глобальной мировой экономики совпадают. Им выгодно раздувать потребление, получая от этого доход и ВВП. Напротив, в интересах рядовых потребителей – разумное снижение потребления, позволяющее сберечь деньги и ресурсы для более важных целей. Таким образом, интересы отдельных людей отвечают интересам глобальной экологии.

Стоит людям очнуться, перестать поддаваться манипулированию и бросить покупать лишние товары, среди капиталистов начинается паника, производство сворачивается, а нагрузка на природу снижается. Капиталисты не станут забесплатно губить природу. Капиталисты вообще ничего не делают бесплатно, в этом их главная сила и главная слабость.

Капиталист не станет выкуривать все свои сигареты, и не сможет продать сам себе залежалый товар, я ни разу не видел, чтобы капиталисты так делали. Всплакнут, бывало, над котировками обесценившихся акций, да и сигают с небоскрёбов вниз. Они ведь в душе очень ранимые, капиталисты эти.

В заветном ларце рыночной экономики, внутри Кащеева яйца, хранится неизменная иголка, вокруг которой вращается всё рыночное мироустройство. На игле высечено «Спрос рождает предложение». Этой иглой надлежит медленно водить перед толстым носом капиталиста. Вот увидите – он последует за ней, словно зачарованный.

Пикетируя заводы, вы бьёте капиталистическое чудище по лапам, а делая личное потребление разумным – поражаете его в самую сердцевину.

Спрос рождает предложение

Если очень упрощённо представить процесс производства и потребления в рыночной экономике, то в нём участвуют: Капиталист – Наёмный работник – Продавец – Потребитель.

Все они по отдельности – замечательные парни и отличные девчонки. Я уверен, что большинство из них не имеет маниакальной страсти губить природу в свободное время, и, почти наверняка, никто не планирует извести природу полностью и неизбежно погибнуть следом.

Однако, объединившись в указанную цепочку, они становятся частью Системы макроэкономики. Каждый играет в Системе свою небольшую роль со своей небольшой целью, а у Системы появляется своя глобальная роль и глобальная цель. Глобальная роль, как уже говорилось, это постоянное уничтожение живой природы ради производства мусора. Глобальная цель Системы – постоянно расти.

Система желает постоянно расти. Если экономика государства не демонстрирует рост, это считается очень неблагоприятным показателем. Если предприятие не производит больше и больше, то теряет долю рынка, а конкуренты его опережают. И, разумеется, бездушной Системе глубоко плевать на ситуацию с экологией, ведь состояние Системы оценивается исключительно в денежном выражении, а живая природа для Системы выглядит как запасы неосвоенного сырья, которыми следует завладеть как можно быстрее.

В живой природе нет существа или сообщества, которое могло бы расти безгранично: отдельные особи растут до определённых размеров, а количество особей регулируется естественными врагами. Напротив, у Системы макроэкономики нет естественных врагов, поэтому она запросто может расти безгранично.

Единственным способом ограничить уничтожение природы Системой остаётся воздействие на Систему изнутри, со стороны её отдельных участников.

Кто из рассмотренной цепочки может повлиять на ситуацию с экологией, побороться с Системой.

Наёмный работник наиболее уязвим. Теоретически, он может отказаться участвовать во вредном производстве. Но на практике ему нужно есть самому, а чаще всего ещё и кормить свою семью, нередко в условиях, обременённых кредитом. Хорошо, если работник точно знает, какую экологичную и хорошо оплачиваемую работу он сможет получить взамен вредной, но будет большой удачей, если так смогут трудоустроиться хотя бы 10 процентов работников. Остальные же вынуждены будут постепенно погружаться в нищету, утягивая за собой свои семьи. Система с удовольствием станет показывать на них пальцем и увещевать: – Вот, полюбуйтесь, какая участь постигнет каждого, кто посмел бороться с Системой! - И охотников спасать природу резко поубавится.

Продавец, теоретически, может выбирать у производителей наиболее экологичную продукцию, и доставлять её потребителям. Но если экологичная продукция попросту не произведена, то и взять её Продавцу негде. Если же Продавец разыщет такую продукцию, но она окажется дорогой либо менее удобной, то покупатели станут обходить его магазин стороной, и Продавец разорится, опять же на радость Системе. Продавец может сделать более экологичным сам магазин, витрины, полки, вывески, но не товары.

У Капиталиста возможностей больше: он может производить более экологичную продукцию, проводить рекламное воздействие на потребителей, и делать само производство более экологичным. Но даже очень экологичные бизнесмены могут оказаться заложниками неэкологичного общества. Природоохранные меры, скорее всего, удорожат производство, продукция станет дороже, и покупателям это может не понравиться. Полезная экологически чистая продукция также может быть не востребована, и Капиталист понесёт убытки. А ведь Капиталистам тоже надо обеспечивать семьи, да и кредиты у бизнеса есть почти всегда, и поболее чем у наёмных рабочих. В итоге Капиталист может разориться, опять же к великому удовольствию всемогущей Системы.

И только у Потребителя руки развязаны полностью. Он может делать свой выбор, ничем не рискуя. Выбрать более экологичные и полезные товары, выбрать продукцию производителя, более ответственного к природе, отказаться от лишней покупки и так далее. А Система не только не сможет отомстить Потребителю, но и вынуждена будет перестроить под изменившиеся потребности и Капиталиста, и Продавца.

Кроме того, не каждый из нас является Капиталистом, или Наёмным рабочим, или Продавцом, но Потребителем является каждый. Потребителей тупо больше! (Я выбирал другие варианты фразы, но только этот обладает необходимыми коннотациями.)

Вот в плановой экономике потребители имеют куда меньше способов регулировать предложение спросом. Ты либо покупаешь то, что лежит в магазине, либо идёшь домой голодным и ищешь способы раздобыть дефицит. Зато очень просто сделать такое общество высокоэкологичным, достаточно организовать высокоэкологичное Министерство планирования, которое и определяет основное потребление в условиях плановой экономики.

Но в рыночной экономике ответственность за природу могут взять на себя лишь потребители.

Экологическая единица (ЭЕ)

На упаковке большинства пищевых товаров указывается калорийность, условная пищевая ценность. Люди, желающие не полнеть, ориентируются на указанные цифры калорий и планируют свой рацион.

Я с удовольствием жил бы в мире, где для товаров – не только для пищевых, а для всех товаров вообще – производители указывали бы их экологическую стоимость, то есть условный ущерб природе, связанный с производством и утилизацией данного изделия. Экологическая стоимость могла бы выражаться, допустим, в экологических единицах (ЭЕ).

Например, стандартный полиэтиленовый пакет условно вредит природе на 10 ЭЕ, пакет из биоразлагаемого полиэтилена – на 5 ЭЕ, а бумажный пакет – на 1 ЭЕ. Таким образом, люди, желающие сберегать природу, ориентировались бы на указанные цифры и планировали свои покупки.

Ещё эффективнее эта система могла бы стать, если экологическую стоимость в ЭЕ требовалось бы оплатить при покупке, наряду с оплатой денежной стоимости. Например, стандартный полиэтиленовый пакет для покупок стоил бы 1 рубль и 10 ЭЕ, пакет из биоразлагаемого полиэтилена – 5 рублей и 5 ЭЕ, а бумажный пакет – 10 рублей и 1 ЭЕ.

Каждому потребителю ежемесячно выделялось бы ограниченное количество ЭЕ для совершения покупок, а неистраченные ЭЕ можно было бы накапливать. Хочешь новый телевизор – копи ЭЕ несколько месяцев, хочешь машину – копи год или больше. Подобное уже частично практиковалось. В Советском союзе, например, чтобы купить дефицитные книги, требовалось предварительно собрать и сдать немало макулатуры и получить талон. В современном мире для учёта ЭЕ вместо талонов удобнее было бы использовать привычную пластиковую карту, по аналогии с банковской.

ЭЕ нельзя продать, купить или обменять, и уж точно никаких кредитов! Но можно получить их за правильную утилизацию. Был бы стимул сдавать в переработку батарейки, пластик, изношенные автошины и другие опасные отходы, даже если деньги за это не платились бы.

Ещё ЭЕ можно было бы заработать экологически полезным трудом. Хочешь новую машину не через год, а быстрее – придётся потрудиться на пользу природе. Высаживать деревья на пустырях, например, или разбирать старинные свалки, сортируя залежавшиеся отходы (новых свалок в таком обществе прибывать не будет, ибо всё будет изначально правильно утилизировано).

Таким образом, о природе были бы вынуждены заботиться даже самые экологически безответственные потребители.

Возможно, покажется несправедливым, что человек, заработавший деньги, должен вдобавок копить или зарабатывать ЭЕ. А без оглядки вредить природе разве справедливо? Почему нувориш, срубивший шальные деньги, может губить природу (общую между прочим), не советуясь вообще ни с кем. Может менять машины как перчатки, разбивая их по страховке. Может отгрохать дворец в заповеднике. Может даже выкупить себе хоть целый лес и вытворять что заблагорассудится. Разве это справедливо?

Сейчас у капиталистов есть деньги как мощный инструмент манипулирования, а у экологов нет. Наличие второй стоимости уравняло бы шансы капиталистов и экологов. Деньги по-прежнему служили бы капиталистам, а ЭЕ служили бы природе.

Разумеется, остались бы лазейки для обхода ограничений, например, можно было бы вступить в сговор с накопившим ЭЕ соседом, чтобы он купил телевизор, и перепродал его вам. Но в случае обращения по гарантии могли бы возникнуть сложности. С крупными и дорогими покупками (автомобиль, недвижимость и т.д.) это было бы ещё более неудобно и рискованно.

В любом случае, такого мироустройства пока не существует, поэтому экологическую оценку потребления ответственные люди вынуждены делать и отслеживать самостоятельно. Зато разумное потребление не только не вредит Вашей семье, не ставит под угрозу её благополучие, но и приносит дополнительные деньги, а также укрепляет здоровье.

И если Вы продолжите чтение, то убедитесь в этом.

Комментарии (0)

  • Комментариев нет

Добавить новый комментарий

Ваше имя (обязательно)
E-mail для ответа (необязательно, не публикуется)
Антиспам! Введите число 385 сюда

Играй с пользой

Как улучшить здоровье и память, угадывая музыку

Блог

Приглашаем на бал

В преддверии новогоднего бала предлагаем разгадать 21 фрагмент классической танцевальной музыки.

Станьте Королевой бала! (Или Королём)))

Великие композиторы ждут

Великие композиторы перепутали свои классические произведения, и ждут Вашей помощи, чтобы расставить всё по местам. Помогите им в новой игре-экспозиции "Великие композиторы".

Экология без затрат. Глава 4

Испокон веков поговорка "Мой дом - моя крепость" обозначает наивысшую безопасность человека, находящегося в надёжных стенах родного дома.

Однако в современном мире своё собственное жилище по незнанию легко превратить в источник серьёзного вреда.

Свежие обзоры

"Курцвейл Р., Гроссман Т. TRANSCEND. Пошаговое руководство к бессмертию". Обзор книги

"Авторы уверены — следуя разработанному ими пошаговому руководству, вы сможете жить достаточно долго, чтобы в конечном счете жить вечно и оставаться при этом здоровым."

Разумеется, книгу со столь заманчивым обещанием мы никак не могли пропустить.

"Аэробика". Обзор системы

Аэробика является самым эффективным приёмом для сжигания жира в режиме реального времени. Однако знаете ли Вы, какую мину замедленного действия для Вашей фигуры содержат регулярные занятия аэробикой?

"Рецепты здоровья и долголетия от Лиэнн Кэмпбелл". Обзор книги

Вегетарианская кухня может быть весьма разнообразной, в теории. На практике же многие приходят к нескольким проверенным ежедневным рецептам. Незаметно подступают коварные рутина и скука, и вот уже организм во всеуслышание требует чего-нибудь эдакого...